В Украине ударят по коррупции еще одной институцией

19

Правительство отчиталось о запуске в Украине четвертого (после НАБУ, САП и НАЗК) антикоррупционного органа — Национального агентства по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений.
Чем именно будет ведать новый орган? Нужна ли нам на самом деле еще одна институция в борьбе с коррупцией?
— Речь идет о структуре, которая будет осуществлять управление арестованным и конфискованным имуществом в рамках уголовного производства. Ее основным достижением должен стать единый реестр такого имущества. Агентство должно фиксировать, какие именно органы, какое имущество арестовали, и затем проследить, с какого имущества снят арест, куда пошли деньги от реализации конфискованного и тому подобное. На сегодня эта процедура очень непрозрачна и коррумпирована.

Имеем очень много случаев, когда арестованное имущество вообще куда-то исчезало или его неэффективно реализовывали. Например, когда тысячи тонн арестованных нефтепродуктов януковичівського бизнес-партнера Курченко передали по непрозрачной процедуре на реализацию компаниям, связанным с депутатом от «Народного фронта» Пашинским и его товарищем Тищенко. В результате этой продажи государство получило копейки. А определение суда, в конце концов, отменили, и теперь государству, возможно, еще и придется возвращать Курченкові реальную рыночную стоимость арестованных нефтепродуктов.

Кроме того, от управления некоторым имуществом государство могло бы иметь еще и определенные доходы. Например, это касается «Межигорья». На сегодня имущество этой резиденции арестованное в рамках уголовного производства, но еще не конфискованное и принадлежит Януковичу. То есть таким имуществом пользоваться нельзя. Вместе с тем, если государство не сохранит его и, допустим, в этом деле был бы оправдательный приговор, то государство должно компенсировать убытки за порча имущества.

Также хочу сказать: если бы вновь образованное агентство проявило эффективность и прозрачность работы, ему бы доверяли такие же иностранные организации, специализирующиеся на розыске активов лиц, подозреваемых в незаконной экономической деятельности. В результате их сотрудничества украинское агентство буквально за несколько часов мало бы информацию, например, есть ли за границей какие-то активы в депутата Онищенко, которого Верховная Рада лишила иммунитета.

Одно слово, если бы этот орган заработал так, как следует, то, бесспорно, от него была бы большая польза. Вместе с тем он будет наименее важным из всех антикоррупционных институтов, которые сейчас уже функционируют в Украине, — НАБУ, Специализированной антикоррупционной прокуратуры и Нацагентства по вопросам предотвращения коррупции. Потому что оно не является правоохранительным органом, а лишь обслуживает другие правоохранительные структуры.

К сожалению, сейчас нельзя говорить об эффективной работе тех органов, которые должны бороться с коррупцией. Более-менее положительно можно оценить работу только Национального бюро расследований, которое занимается расследованием в рамках уголовного процесса. Достижением является то, что оно начало уголовные производства в отношении одиозных чиновников, тех, которых раньше считали неприкосновенными, например, Онищенко, Охендовского.

Но процессуальное руководство над производством НАБУ осуществляет САП. Именно антикоррупционный прокурор дает разрешение на арест человека, на объявление подозрения и тому подобное. Имеем факты, когда позиция Антикоррупционной прокуратуры очень слабая или вообще необоснованна. Подозреваем, что в некоторых делах, которые касаются высокопоставленных лиц, этот орган не действует независимо, а в интересах отдельных лиц.

А работа Национального агентства по предотвращению коррупции вообще неудовлетворительная. Оно с прошлой осени так и не смогло начать проверки электронных деклараций о доходах высокопоставленных чиновников, несмотря на то, что там массово скандальные цифры. НАЗК в своих действиях проявляет лояльность к правящей верхушки, превратилось в ее ручной орган.

Дарья КАЛЕНЮК, исполнительный директор «Центра противодействия коррупции»

comments powered by HyperComments